ATHLETE.RU :: Форум :: Тренировки Настройка

"Один день из жизни тренера" - Дмитрий Кононов

Дмитрий Кононов


Дмитрий Кононов - трехкратный Абсолютный Чемпион Приволжского Федерального Округа по бодибилдингу, Мастер Спорта, собственный корреспондент журнала «Железный Мир», стаж тренировок - 17 лет.
Персональный дистанционный тренинг, он-лайн консультации по тренингу, питанию, спортивной фармакологии: megasport18.ru

e-mail: dk4ever-fit@mail.ru

Битва титанов

Никто не хотел сдаваться. Битва титанов продолжалась уже второй час: в нечеловеческом напряжении вздувались мышцы, саднило стертые ладони, звенели диски, безжалостно добавляемые на стонущий от перегрузок гриф (шутка ли - пять блинов с каждой стороны!). «Подстрахуй», - мужественным ломающимся баском прогудел «титан намбо уан». «Титан намбо ту» с готовностью вспрыгнул на страховочную платформу, с вызовом поглядывая по сторонам. Я уже знал, что сейчас произойдет. Оставалось только восхищаться методической изощренности ребят: в их-то годы своим умом дойти до такого... Пока один жал лежа, другой в это же время выполнял нечто среднее между становой тягой, шрагами и подъемами на бицепс, причем оба работали с одной и той же штангой! Что характерно, страхующий к концу подхода уставал гораздо сильнее - еще одно бесспорное доказательство большей энергоемкости становых тяг в сравнении с жимами лежа. «Хыть!»: действо началось. Ширина хвата юного атлета смело позволяла классифицировать упражнение как «разводка со штангой лежа». Десятки занимающихся завороженно наблюдали за методичным, мощным, неотвратимым движением вверх - вниз, вверх - вниз... «Надо же, какой гибкий парень - так работать тазом!» - восхищенно проговорил кто-то. В противоположность тазу, штанга, увы, почти не двигалась, так, может, сантиметров на 15. Наконец, издав утробный звук сомнительного происхождения, означавший, видимо, крайнюю степень усталости, «намбо уан» эффектно грохнул штангу на стойки. Тут же раздался новый звук, погромче. «Неужели в «отдых-пауза» работает парень, молодец какой!» - подумалось мне, но подняв голову, я увидел, что Мистер Гигантский Жим уже шлепает в мою сторону, подвывая от боли и орошая пол кровью «натурала» из прищемленной ладони. Отработанным до автоматизма движением я сунул ему аптечку: на сегодня с жимом лежа было покончено. К освободившейся штанге тут же выстроилась очередь за пятикилограммовыми «блинами».

Добро пожаловать, мадам

Мое внимание отвлекли сиплые звуки у двери, означавшие, по-видимому, интеллигентное покашливание. Две девушки бальзаковского возраста и рубенсовского сложения (это когда вялотекущий целлюлит придает неизъяснимую прелесть очертаниям) тщетно пытались привлечь мое внимание. «Кхм, кхм, молодой человек, а вот вы, наверно, тренер, да? Фу, какие ужасные железяки. И что, их еще и поднимать надо? У вас здесь одни мужчины, наверно, занимаются, да?» - спросила одна, с головы до ног оглядывая симпатичную девчушку, сосредоточенно выполнявшую выпады перед зеркалом. «Однозначно!» - веско брякнул я, проследив за направлением ее взгляда. Дамы растерянно переглянулись. «А вон же, вроде, девушка тренируется», - неуверенно пробормотала вторая. «Это не девушка, это Вася, он после операции», - скорбя всем телом тихо проговорил я. «Несчастный случай, знаете, прищемил гантелью и вот... Кстати, у вас нет случайно знакомого донора, может кто не пользуется, гм, инструментом, простите за прямоту, а тут у человека вся жизнь ломается», - прокричал я уже вдогонку стремительно удаляющимся «фитнесисткам», уносящим за собой стойкий табачный дух, интенсивность которого навевала мысли о непримиримой борьбе с колорадским жуком.

Яичная трагедия

Однако, пора было немного подкрепиться - я уже физически ощущал, как злобный Катаболизм начинает пожирать мои миофибриллы, гнусно отказываясь питаться подкожным жиром – соли ему, видите ли, в шпике не хватает... Развернув пакет с едой, я начал чистить яйца (уточнение для остряков - вареные и куриные!). В нос ударило сероводородом. «Яйца от курицы недалеко падают»,- только и оставалось пробурчать мне, вспомнив костлявую вонючку, приобретенную недавно в том же чудо- гастрономе. «Приятного аппетита!»- пропел ангельский голосок надо мной. Оторвавшись от горестной медитации над тухлым яйцом (6 гр. белка, 5 гр. жира, 70 ккал.), я увидел улыбчивую принцессу в облегающе-розовом с кусочком картона в хорошенькой ручке. «Абонемент вам на стол положить, да?»- спросила нимфа, страдальчески морща носик от всепроникающего яичного аромата. «О, майн готт!!! Ну я «попал», а! ну что за идиот, елки-палки! Скунс недоношенный!»- я почувствовал, как от стыда начинают гореть уши. «Д-да, да, конечно»,- выдавил из себя я, старательно разглядывая узоры тренерского стола, испытав огромное облегчение, когда принцесса продефилировала в зал.

«Здорово, Тренер Чемпионов с 1975 г. ( год моего рождения)!- энергично проорал Серега, входя в зал. -Ты чё такой красный, опять, небось, никотиновой кислоты обожрался?» Не дожидаясь следующего вопроса про запах, я стремительно схватил злополучный кулек и вынес его в туалет.

Снова в деле

Возвращаясь, я уже подходя к двери зала, услышал характерные звуки, перепутать которые было невозможно ни с чем: «И-эх, дзын-нь, бамц! и-эх, дзын-нь, бамц!» - Блочный Силач был снова в деле. Категорически избегая штанг и гантелей, этот потный дядя два-три раза в неделю наводил ужас на «чайников» и тихую тоску на тренеров, выставляя максимальный вес на блочных тренажерах и дергая рукояти и валики всем, чем можно – от ушей до хвоста, так, что изолирующее упражнение вроде разгибания ног для квадрицепсов превращалось в базовое ДЛЯ ВСЕГО ТЕЛА!!! Неумолимая гипертрофия ушей была налицо... Как там было с хвостом - история, к счастью, умалчивает. Судя по внешнему виду, единственное, что у него росло от такой методики, кроме ушей - это волосы на ногах: можно было заплетать такие дредды, увидев которые, Децл заплакал бы и побрился наголо. Порванные тросы, продавленные сиденья и белые солевые разводы на обивке тренажеров - спорт не знает компромиссов! Всякий раз, грустно разглядывая кристаллики соли, выпаренные из волосатой фигуры Силача, я отчетливо представлял себе трагедию высыхающего Аральского Моря... Однажды мне все же удалось застать Властелина Колец... Тьфу! Повелителя Блоков под штангой: немилосердно долбя грифом в грудку, он раз восемь выжал лежа 60 кг, и, видимо, решил, что не мужское это дело - штангу поднимать. Я все же решил для очистки совести подойти и предложить ему чуть помедленнее опускать вес, и, вообще, поаккуратнее обращаться с тренажерами - Силач как раз отдыхал от трудов праведных, не слезая, естественно, с рабочего места. Мягко и ненавязчиво я изложил свою просьбу. Тщетно: мозг атлета, видимо, все еще по инерции посылал нервные импульсы к мышцам - голубые, как яйца дрозда, глазки с отсутствующим выражением смотрели сквозь меня, хотя голова ритмично покачивалась вверх-вниз демонстрируя рефлекторное согласие с собеседником.

Махнув рукой на это бесперспективное занятие, я отправился на обход зала - народ прибывал с катастрофической скоростью: подготовка к пляжному сезону началась.

Книга джунглей

«А вы не подскажете, какое упражнение мне можно еще сделать на ноги?» - неожиданно прозвучал вопрос откуда-то сверху. В религиозном экстазе пред гласом небесным я бухнулся на колени и скороговоркой забормотал: «Да убоится квадрицепс приседаний паче экстензий, а бицепс бедра - становых тяг паче сгибаний ног, да не смежатся вежды атлетныя во страхе и унынии пред штангою нагруженною, ибо сие есть истина...», - тут мой взгляд упал на нервно пошевеливающиеся в такт моей проповеди пальцы ног 47 размера в пляжных сланцах, явно разрушавшие ауру торжественности и благолепия. Поняв свою ошибку, я резво вскочил на ноги и деловито заговорил , не давая юному акселерату опомниться от удивления: «Так, так, на ноги, говоришь... А какие упражнения ты уже сделал? Выпады??? В тапках???» - я с ужасом посмотрел на загибавшиеся от древности книзу когти «вьюноши», а-ля «Шер-хан на тропе войны!» Лихорадочно озираясь, я поискал глазами следы жизнедеятельности умельца, но покрытие, к счастью, не пострадало. «Ну так чё мне еще-то сделать?» - нетерпеливо переспросил Шер-хан. «Бег с барьерами, 3х110, до «отказа»», - машинально ответил я, следя взглядом, как телепузик лет шести радостно взмывает и опускается вверх-вниз, повиснув на рукояти верхнего блока. «Вот уж кто по-настоящему «качается»! - отстраненно подумалось мне. Папа телепузика стоял рядом, умиленно глядя на летчика-испытателя.

Женские тренажеры

Из оцепенения меня вывело легкое постукивание по плечу: «Слышь, там вроде тебя дожидаются». Обернувшись, я увидел у входа двух изысканных леди, нервно переминающихся с ноги на ногу. Остановившись на расстоянии двух метров от них (ближе не мог – ядерный парфюм просто валил с ног), я вежливо поинтересовался, в чем дело. «Скажитсе, э-э, юноша, а у вас есть-с женские(!) тренажеры?» Оскорбившись снисходительным «юноша» (пубертатные прыщи, юношеский максимализм, неумеренный онанизм и пр., и пр.) и озадачившись философской глубиной вопроса, я даже не сразу сообразил, что ответить благовоняющ..., в смысле, благоухающим созданиям. «Дорогая, я же говорила тебе, что бодибилдинг - от слова «дибил», а ты спорила», - раздраженно проскрипела одна. «Так вроде, дебил через «е» пишется», - неуверенно пробормотала вторая. Я сразу же проникся горячей симпатией к эрудитке. «Есть, конечно есть женские тренажеры», - заискивающе пролепетал я, тыча гипогликемическим пальцем в сторону скакалок и обручей. «Маладой че-эк, вы чё, издеваетесь!» - пророкотала бодибилдероненавистница. «Хотите, чтобы я втиснулась в это колечко?!» - потрясая жалобно дребезжащим обручем, возмутилась она. «Фигур в обруч нэ влазит? Вах, слюшай, дарагой, зачэм портить такой хароший фигур, э?», - голосом Жорика Вартанова внезапно выпалил я. Неожиданно удовлетворившись комплиментом, дамы величественно удалились, оставляя вмятины от шпилек в половицах настила.

Творожный аутотренинг

Народу в зале слегка поубавилось. Пользуясь передышкой, я ринулся к заветному ящичку тренерского стола с едой. Безуспешно прячась за стол и бормоча мантру «вкусно, вкусно, вкусно», торопливо запихал в себя четвертую за сегодняшний день пачку творога. Прислушался к внутренним ощущениям. Самовнушение явно не помогало: творог неудержимо рвался обратно. Наверно, мантра была плохая. В следующий раз попробую «ням-ням».

Родственник

«Слышь, братан, я...» - прогудело у меня над самым ухом. От неожиданности я дернулся, ткнувшись локтем в большое и мягкое. Новоявленный родственник, не ожидая от меня такой прыти, тоже дернулся в стиле «электрик-буги». Меня задело за живое («живое», кстати, потом болело дня три...). Я прошелся вокруг братана «лунной походкой» и сел на шпагат в прыжке, кожей чувствуя, как там, за океаном, Майкл Джексон беспокойно заворочался в гро... в своей кислородной барокамере. «Не, мы тут танцевать будем, или побазарим сначала?» - несколько нервно осведомился «родственник», совершенно чуждый высокому сценическому искусству. «Конечно, побазарим», - готовно согласился я, чувствуя свое хореографическое превосходство, - «Сними меня со шпагата, пожалуйста».

«Итак, в чем проблема?» - отряхнувшись, поинтересовался я. «Короче, мне вот ЭТО надо убрать», - нежно похлопывая себя по животу размером с небольшой дирижабль, пробасил Братан. Учитывая размеры свалившейся на меня катастрофы, я попытался образумить несмышленыша: «Ты знаешь, НАСТОЯЩИЙ пресс должен быть похож не на стиральную доску, а на стиральную машину!» - «Гы. Смешно. Типа.» - грустно ухмыльнулся родственник. «Вот ты сам сколько занимаешься?» - строго спросил он, оценивая мое тщедушную тушку взглядом профессионального мясника. «Почти двенадцать лет», - робко пробормотал я, максимально вдохнув и стараясь принять самую выгодную позу. «Ну вот, я чё-то типа такой фигуры хочу», - небрежно бросил Братан. «К лету успеем, нет?» - «Какой базар, братан! - наконец я нашел нужный стиль общения. - Ща я те телефончик пластического хирурга черкну, это, типа, тоже реальный тренер, только он все быстро делает.» - «Во-во, мне и надо быстро», - обрадованно закивал родственник, - «Я уже и плавки купил, в магазине для «качков».

Три богатыря

Спровадив будущую Звезду Пляжа, я облегченно вздохнул, но, увы, рано: ко мне уже направлялись вразвалку «три богатыря» лет семнадцати с выражением на лицах «ваще-томывсесамизнаемнонавсякийслучайспросим». «А вот на ПИК ВНЕШНЕЙ ГОЛОВКИ БИЦЕПСА какое упражнение лучше делать?» - без предисловий обратился ко мне, похоже, самый опытный из них крепыш с мужественной татуировкой головы тигра на пресловутой внешней головке бицепса. Поскольку сам бицепс находился еще в эмбриональном состоянии, то и тигр выглядел как-то неубедительно: котенок-дистрофик в стадии ремиссии. «Дружок, тебе надо еще над общей массой поработать, а потом уже думать о разных пучках и головках», - стараясь не травмировать детскую психику, мягко сказал я. «Это чё, значит, сколько подходов надо делать?» - поинтересовались стоящие в сторонке коллеги крепыша. «Мы вот пять подходов со штангой делаем, потом пять на этой, как ее, скотской лавке...» - «Вы хотели сказать, скамье Скотта», - перебил я. «Ну да, я и говорю, на этой... доске скота, потом сидя с гантелями пять подходов, потом...

«Все, все, ребята, я понял, можете не продолжать. Я ведь вам показывал месяц назад начальный комплекс упражнений?» - «Ну, показывал...» - неохотно проворчал крепыш. «Ну и ...???» - закипая вопросил я. «Да чё, фигня все это - вся тренировка всего час, мы даже не устали!» - «Грузчиком иди работай, там устанешь!» - раздраженно буркнул я. Парни отошли в сторонку держать совет. Из доносившихся обрывков разговора было ясно, что престиж этой редкой профессии необычайно вырос в глазах молодых атлетов, и лишь один из них слабо возражал против подобного трудоустройства, мотивируя это тем, что он ни разу в жизни не видел массивного, рельефного и проработанного грузчика.

Авиатор и телепузик

Чем закончилось совещание профсоюза потенциальных грузчиков узнать мне не удалось: стесняясь и потея молодой человек, в профиль до боли напоминающий букву «Г» спросил, как накачать «закрылки». Подумав, что ослышался, я переспросил. «Ну, эти, «закрылки» по-моему называются, да?» - неуверенно повторил он, тыча пальцем куда-то в основание шеи. Задержавшись взглядом на тощих нижних конечностях, уныло болтающихся в шортах «авиатора», я подумал, что шасси тоже явно требуют ремонта, но вслух сказал: «Там, куда вы показываете находятся трапециевидные мышцы, а вы, наверное, имели в виду широчайшие, их иногда называют «крылышками», они хорошо развиваются тягами на верхнем блоке, пойдемте, я покажу.» Не тут-то было: на тренажере все еще барахтался телепузик, впрочем, уже без былого энтузиазма. «Вот, блин, коллеги-летчики встретились!» - с досадой подумал я. «Слезай, деточка, тебя же вырвет», - увещевающе начал я. «А ты налей и отойди!» - звонко крикнул «деточка», воспитанный на ТВ-рекламе. Вокруг заржали. «Мальчик, ты слезешь или нет, другим же тоже заниматься надо!» - возмутился Авиатор. «Не могу, меня папа лямками привязал, чтобы я не упал» - радостно завопил телепузик, дрыгая ногами. «А где твой папа?» - хором спросили мы. «Вон он в углу с какой-то тетей разговаривает», - мигом «засветил» мальчуган вероломного папу. Сняв кистевые ремни с посиневших лапок, я со злорадством увидел, как телепузик пушечным ядром просвистел ломать папины внебрачные знакомства.

Благородная отрыжка

«Скажите, а на тренировке можно пить или нет?» - интеллигентно подступился ко мне солидный мужчина, - «а то вот я пью, пью, а мне все хуже и хуже, как тому лосю из анекдота, впрочем, хе-хе, о чем это я...» Как бы в подтверждение своих слов он три раза икнул и дважды рыгнул, настолько интеллигентно, насколько это было возможно. В воздухе ощутимо запахло «Спрайтом» с примесью желудочного сока. «Имидж ничто! Не дай себе засохнуть!» - бодро выпалил я. «Но это же совершенно удивительно! Как вы догадались, что я пил именно «Спрайт»? - в возбуждении вскричал Гурман. «Професьон де фуа, меа кульпа, короче, мастерство не пропьешь!» - самодовольно провозгласил я. «Хотя вообще, я бы посоветовал вам пить чистую негазированную воду.» «Но это же невкусно!» - пробулькал Гурман, тщетно подавляя в себе физиологические звуки. Мне вдруг вспомнилось: «Девушки, а вы что пить будете, водку или пиво? - Ой, даже и не знаем, все такое вкусное!» Я собрался поделиться секретом вкусной и полезной тренировки с Гурманом, но он уже грустно брел к своему двухлитровому «Спрайту», слегка подпрыгивая от сотрясавщих его приступов икоты и отрыжки.

Чип и Дейл спешат на помощь

Нет, все-таки мультик «Чип и Дейл спешат на помощь» явно про меня: трогательно худенькая Гаечка килограммов сорока пяти беспомощно топталась возле тренажера для жима ногами, на который какой-то му... мужчина навешал блины по 50 кг и не убрал, му... нехороший человек! «И хоть бы одна зараза помогла девушке», - возмущенно думал я, спеша на выручку.

Руки не для скуки

«Зараза», кстати, сидела рядом и исступленно терзала костлявые предплечья крошечной штангой, не видя ничего вокруг. На руках «мистера Предплечье - 2015» (раньше-то явно не накачает!) почему-то были вязаные перчатки с пупырышками для сельскохозяйственных работ. Обрезанные пальцы пикантно довершали картину «Возвращение кота Базилио». Я был заинтригован. Сняв блины с тренажера, я подошел к Базилио. «Мерзнешь, что ли?» – кивая на шедевр высокой сельской моды, сочувственно спросил я. «Да не, так удобнее просто, и мозолей не будет», - уверенно заявил атлет. «А-а, ясно...» - понимающе протянул я. «Слушай, я вот как раз хотел спросить, - начал Базилио, - Что-то я предплечья качаю, качаю, а хват все равно слабый, кисти не держат и все, может подскажешь какое-нибудь упражнение?». «Какой разговор, конечно! - ободряюще сказал я. - Есть одно супер-упражнение, помогает 100%, называется «Снять Варежки»! Схема выполнения: 1х1, обязательно попробуй.»

Евклидова геометрия

Я огляделся. Относительное затишье в зале показывало, что я вполне успею выпить порцию протеина. Засыпав порцию порошка в приготовленную воду, я хорошенько потряс шейкер. От сильной вибрации заболела голова: я всегда знал, что спорт - профессия повышенного риска. На пятом глотке я, скосив глаза, боковым зрением увидел, что ко мне приближается, нежно покачивая бедрами, ах... та самая, в розовом... Я поперхнулся, и протеин белым ручейком потек у меня из носа, опровергая теорему о том, что параллельные прямые не пересекаются. Заметив мою аварию, Принцесса тактично отвернулась и с преувеличенным вниманием стала читать правила техники безопасности на стене.

Занимательная анатомия

Я кое-как почистил перышки, не по назначению израсходовав почти рулон туалетной бумаги «Попкина Радость», и с фальшивой бодростью в голосе осведомился, чем могу быть полезен. «Хочу вашу попу,» - обезоруживающе прямо сказала нимфа. «А я – вашу. Давайте дружить домами,» - без запинки предложил я. «Ой, извините, я хотела сказать, хочу попу как у вас, я вот тут за вами понаблюдала...». - М-да, плохи мои дела: пора переходить на гакк-приседы, ну их, эти глубокие приседания... не думал, что доживу до такого позора, - с горечью пронеслось в голове. Видя, как омрачилось мое лицо, Принцесса поспешила меня успокоить: «Да чего вы расстраиваетесь, радоваться надо, а вы...» Ну что ж, надо так надо. И радостный и просветленный, я повел девушку к зеркалу учиться делать выпады, изо всех сил подавляя бессознательное желание прикрыть эту... самую... gluteus muscle ладонями, которых, впрочем, все равно бы не хватило.

Эпилог

...закатное солнце золотило поникшие, казалось, от усталости, стальные плечи тренажеров; жизнерадостные матьки, перемежаемые диким ржанием, доносившиеся из мужской душевой, настраивали на сентиментально-романтический лад. «А может, это и есть простое человеческое счастье?» - сдуру ляпнул внутренний голос. Закончился еще один день.

Статью можно обсудить на форуме здесь
вверх ]Дмитрий Кононов, megasport18.ru

РекламаРейтинг@Mail.ruRambler's Top100 Свернуть
© ATHLETE.RU 1999-2017