ATHLETE.RU :: Форум :: Книги Настройка

Брукс Кубик - "Тренинг Динозавров. Забытые секреты силы и развития тела".

Глава 27: Превзойди свои ожидания

<<< Предыдущая глава   Вернуться к оглавлению

Один очень полезный трюк, который должны принять атлеты – это мудро сдержанное презрение к своему весу.

~ Артур Саксон

Мы подошли к последней главе книги. Если ты читал внимательно, ты узнал много давно забытых секретов продуктивного тренинга. Ты узнал о толстых грифах, работе над хватом, работе в силовой раме, единичных повторениях, тяжелой работе, системе 5х5, важности тяжелых весов и важных умственных аспектах тренировок. Из одной книги ты узнал столько, что отняло у меня 25 лет проб и ошибок. Ты получил отличное образование.

Тебе остается сделать одно – взять принципы, описанные в этой книге и начать использовать их в своих тренировках. Идеи – это чудесные вещи, но лишь дело заставляет мир вращаться. Недостаточно просто изучить то, как надо тренироваться продуктивно и эффективно. На самом деле тебе надо пойти и применить свое знание. Ты должен тренироваться.

Единственная вещь, которая может остановить тебя – это занудное сомнение сможешь ли ты реально достичь того успеха в тренировках, которого ты заслуживаешь.

Не позволяй этому остановить тебя. Это занудное сомнение остановило слишком многих за слишком много лет. Оно остановило слишком многих от того, чтобы осмелиться сделать все от них зависящее. Оно остановила впечатляющие карьеры еще до того, как они начались. Мы должны сделать что-нибудь с этим сомнением. Мы должны найти его и убить.

Я хочу поделиться с тобой одной историей. Это личная история, рассказанная от первого лица и за это я не прошу прощения. Важно, чтобы ты понял, что то, о чем я сейчас расскажу действительно произошло.

Я хочу поделиться словами поддержки, которые записал автор в жаркой квартире в Нью-Йорке в начале 70-ых. И я хочу поделиться как я пронес эти слова в себе и до сих пор несу их. Я хочу рассказать, как я ответил на эти слова.

«Полное руководство по эффективной тренировке со штангой» Бредли Штайнера было напечатано в 1974 году IRON MAN INDUSTRIES. Я купил книгу сразу как она вышла на рынок. Мне тогда было 17, я учился в старших классах и весил 66 кг при моем теперешнем росте в 176 см.

Книга Штайнера была шедевром. Она предлагала один из лучших и наиболее полных обзоров разумного тренинга, когда-либо описанного. Особенно хороша была книга в отношении умственного аспекта тренировок – того, что многие авторы обычно игнорируют или упоминают вскользь.

Последняя глава была названа «Настрой». В ней Штайнер писал: «Мы прошли длинный путь вместе, ты и я». Он говорил: «Только время покажет как далеко ты пойдешь в Железной Игре». Затем он добавлял: «это мое настоящее и искреннее желание, чтобы ты приложил все силы чтобы зайти настолько далеко, насколько позволяет твой потенциал и чтобы ты достиг успеха там, где ты даже не мечтаешь сейчас оказаться».

В то время мой лучший результат в жиме лежа был 102 кг, в приседе 113 кг, в становой тяге 145 кг. Я носил рубашку 36-38 размера и готов был убить за руки в 38 см. Я был хорошим спортсменом и чемпионом в борьбе, но едва ли был моделью успеха в Железной Игре.

На последней странице книги Штайнер писал: «Если ты когда-нибудь завоюешь титул Мистер Америка, я буду прыгать так же высоко как и ты! Но какова бы ни была твоя цель, я хочу, чтобы ты достиг ее». Он завершил пятью короткими словами: «Благослови тебя бог и удачи!»

Я никогда не выигрывал титула Мистер Америка, никогда даже не принимал участия в соревнованиях бодибилдеров. Никогда не хотел принимать. Но я сделал то, что считаю важным достижением. Я сделал это больше чем через 16 лет после прочтения воодушевляющих слов Штайнера. И после достижения цели, я чувствовал, что оплачиваю давно просроченный долг выдающемуся автору и человеку, который помог мне и многим другим понять чего стоит достижение цели.

Переместимся в май 1991 года. Мы в городе Сент-Луис, штат Миссури. Я за кулисами чемпионата NASA среди Мастеров и Субмастеров по пауэрлифтингу и жиму лежа. Я вешу 87 кг и участвую в субмастерском подразделении соревнований по жиму лежа в категории до 90 кг. Это натуральные соревнования с контролем на стероиды, чтобы убедиться, что все атлеты действительно натуралы.

Запах застарелого пота смешивается под солнцем с суровой силой каждого типа мази. Мазь - это та вещь, которая сразу показывает, что ты находишься на соревнованиях по пауэрлифтингу среди мастеров и субмастеров. Все используют ее. Все из нас. Каждый участник. Включая меня, настоящего новичка на всего лишь втором моем официальном соревновании по жиму лежа. Первое было Чемпионат штата Кентукки, которое я выиграл неделю назад с результатом 170 кг. 180 кг не поддались мне дважды на тех соревнованиях. У меня не было мыслей, что я смогу поднять на национальном соревновании с более строгим судейством и красными огнями даже за незначительную оплошность.

Я выступал на второй день соревнований. Первый день включал всех женщин и всех мужчин, весом до 82 кг. Во второй день были категории 90 кг, 100 кг, 110 кг, 125 кг и супертяжи. За кулисами на второй день были сотни участников, тренеров и помощников. В 90 килограммах я был одним из маленьких. Некоторые из самых крупных мужчин, которых я видел в своей жизни, бродили по разогревочной площадке как медведи гризли. Эти парни были БОЛЬШИЕ. Точнее гигантскими. Они выглядели достаточно сильными, чтобы жонглировать 90-кг гантелями. И там был не один такой парень. Целая комната была заполнена ими.

Где-то, среди этой группы монстров скрывались мои соперники. У меня не было ни малейшей идеи кто будет в моей весовой категории. У меня не было ни малейшей идеи сколько они смогут поднять. У меня не было ни малейшей идеи как я буду выступать. Я надеялся, что не выставлю себя дураком. Это будет очень долгий путь назад, в Луисвиль, если я с позором вылечу.

Соревнования начались с приседа и все участники всех весовых категорий прошли через свои три попытки. Единственные парни, которые не приседали, были парни типа меня, которые участвовали только в жиме лежа, в части соревнований. Мы были «счастливчиками». Мы должны были бездельничать, нервничать и волноваться. У меня все еще не было ни малейшей идеи как я буду состязаться в национальном чемпионате с лучшими атлетами со всей страны.

Казалось прошла вечность, пока мы добрались до жима.

В конце концов настало время для разминки. Я сделал пять повторов с 61 кг и один со 102 кг. Это было тяжело. Я был уставшим и напряженным. У меня схватило живот. Горло было сухое, как пустыня Сахара. В моей сумке была бутылка с полосканием для рта. Я постоянно пользовался ей, каждые пять или десять минут.

Меня очень беспокоило, что я чувствую себя таким напряженным и слабым. Было около 11 часов утра. Я всегда тренировался ближе к вечеру. Я едва мог двигаться до того времени. Я желал, чтобы я выступал в категории 82 кг днем раньше и был бы в последней категории дня, а не в первой. Однако я видел за день до этого одного из категории 82 кг и он выглядел так, словно он мог выжать грузовик. Может быть было лучше выступать в категории 90 кг. Если только не окажется, что все в этой категории могут выжать два грузовика!

За кулисами было жарко. Я потел так сильно, что думал, что штанга выпадет из моих рук. Я держал дополнительное полотенце наготове, чтобы вытирать их. Я использовал его каждые пару минут. Это помогало не очень.

Я планировал начать со 170 кг. Я чувствовал себя слабым. Я вышел и нашел таблицу результатов. На мое счастье, они разрешили снизить начальный вес до 165.

Я закончил разминку со 152 кг. Это было тяжело – рвано и неровно. Я НЕ был доволен. Это становилось угрожающим.

Наконец, настало время для жима. Я с нетерпением ждал когда назовут мое имя. Мне казалось, что его неправильно произнесут. Я потерял контроль над тем, где я расположен в списке участников первой очереди выступления. Я боялся, что они потеряли мою карточку и пропустили меня. Я подошел и проверил все дважды. Все было в порядке. Моя очередь просто еще не подошла.

Когда меня вызвали, я был в «безвыходном положении». Я был третьим на очереди, считая того, кто находился сейчас на платформе.

Я смазал руки мелом и ждал. Мне казалось я должен дождаться, когда человек передо мной (номер два) взойдет на платформу, а потом затянуть мой пояс и напульсники. (Бинты на колени и на запястья используются в соревнованиях по пауэрлифтингу. Хотя я и не использую их на тренировках, я обязан носить их на соревнованиях).

Затем они назвали очередность. Я был на «ступеньках». Это значило, что я иду как только парень передо мной закончит свой подход. Я затянул пояс, обернул запястья и намазал руки мелом. Я сфокусировался на жиме. Сфокусироваться на жиме было не трудно – я практически больше ни о чем другом и не думал в течение последних месяцев. Пока я тренировался, пока бегал, пока ехал на работу утром и домой вечером – я думал об этом самом моменте – выходе на помост национального чемпионата и подходе к штанге.

Мне нужна была дополнительная душевная поддержка. Я ударил себя по правой щеке. БАХ. Я повторил это с другой стороной моего лица. БАХ!

Я повернулся к скамье.

Назвали мое имя.

Я взошел на платформу.

Я был сосредоточен. Я был напряжен. Я был возбужден. Я летел. Я был готов к битве. Я был готов жать. Я был готов сделать это.

Я занял позицию, сконцентрировался, кивнул помощнику, взял штангу, плавно опустил ее, сделал паузу у груди пока судья не сказал «Жми!» и выжал штангу вверх и назад на длину рук. Я держал штангу пока судья не скомандовал «На стойки!» и после этого положил ее на опоры.

Я взглянул на электронное табло. Три белых огня! Я сделал первый жим!

Я подошел к столику и заказал 175 кг на следующую попытку.

Мне пришлось ждать 20 минут пока они прошли по всем группам и теперь снова была моя очередь жать. Я оставался готовым все время. Я практические прыгал. Сила так и струилась из меня, как электричество. Я чувствовал, что я горю.

Я прикончил 175. Три белых огня!

Я попросил 180 кг на свою третью попытку. Это был вес, который я не смог поднять дважды на прошлых соревнованиях штата две недели назад. Ни одна из попыток не была даже близка к завершению.

Я потерял нить соревнований. У меня не было ни малейшей идеи где я стоял или что мне нужно было делать. Я просто понимал, что я отдам этим 180-и килограммам все что я могу.

Прошло еще 20 или 30 минут прежде чем я был вызван на свою третью и финальную попытку. Все время я продолжал говорить себе быть готовым, быть сильным, жать твердо, быть собранным для еще одной попытки. Я истекал потом, я приходилось сидеть на полотенце, потому что задняя сторона моих ног была такая потная. С моих рук текло и мне приходилось все время вытирать их полотенцем. Я смазывался мелом каждую пару минут. Мне было интересно как я выступил в соревнованиях, говорил себе, что это не имеет значения и концентрировался на выходе и на том, что я сделаю все, что смогу.

Я задавал себе вопрос что же такое заставило меня участвовать в национальном чемпионате. Я пообещал себе, что если я добьюсь своей цели на этом чемпионате, я больше никогда не сделаю ничего такого безумного, как это.

Я задавал себе вопрос что если мой последний жим будет тем, который выиграет или проиграет соревнования. Что если я не смогу его взять?

«Не думай об этом. Просто думай о жиме». Сказал я себе.

Назвали мое имя.

Я был в отчаянии.

Потом я был около помоста.

Потом я был на платформе. Были только я и штанга. 180 кг. 386 фунтов. Это был поединок между нами двоими. Ничто больше не имело значения. Ничто больше не существовало. Вся вселенная отошла на задний план, оставляя только меня и штангу. Один из нас победит, один из нас проиграет. Две недели назад победила штанга.

Сегодня была моя очередь.

Я зарычал на штангу, повернулся, поставил ноги, выгнул спину и опустился в позицию на скамью. Я глубоко дышал, задержал дыхание, кивнул помощнику и взял штангу на вытянутые руки.

180 кг. 386 фунтов.

Я опустил штангу на грудь.

«ЖМИ!»

Я жал штангу вверх и назад. Она дошла до мертвой точки и замедлилась почти до полной остановки. Я жал изо всех сил – давил всем, что у меня есть. Штанга продолжила движение... медленно. Я жал и жал. Штанга продвигалась сантиметр за сантиметром вверх.

Штанга дрогнула и почти остановилась. Она СОБИРАЛАСЬ остановиться. Вес был слишком велик.

Я не мог поверить, что не завершу жим, подобравшись настолько близко. Это было нечестно. Я так тяжело работал для этого момента! Целая жизнь усилий была сжата до почти неуловимого движения штанги. Я бешено давил чтобы закончить попытку.

Внезапно мои руки взорвались в лок-аут.

«НА СТОЙКИ!»

Я сел и посмотрел на табло.

Три белых огня.

Это был хороший жим. Я разгромил вес. Я победил. Был я против штанги и я победил.

«Поздравляю», сказал мне кто-то. «Это был самый тяжелый жим в твоей группе».

Я почти упал на пол. Это было как взрыв воздушного шарика. Я чувствовал как будто все мои силы, мощь и нервы были высосаны из моего тела. Я пытался собрать все обратно.

Я сделал самый тяжелый жим в моей группе, что означало, что я выжал больше всех в моей весовой категории.

Я стал национальным чемпионом.

Я стал чемпионом все Соединенный Штатов – все 50 штатов – всех. В школе я был чемпионом штата по греко-римской борьбе. Но это другое. Это был один штат. Сейчас были все Соединенные Штаты.

Я чувствовал себя настолько слабо, что малейший ветерок мог опрокинуть меня.

Я не мог в это поверить. Все года пота и усилий оправдались. Все года изучения Железной Игры. Все эти часы одиноких тренировок, потому что никто больше не тренировался так как я. Все года тренировок, когда моими единственными партнерами были Бредли Штайнер, Пири Райдер и Джон МакКалум.

Это сработало. Я действительно одержал победу зайдя далеко за свои самые смелые мечты. Костлявый подросток снова и снова читающий книги и статьи Штайнера никогда не мечтал стать однажды национальным чемпионом.

Штайнер говорил, что он будет прыгать так же высоко, как и я, если я завоюю титул Мистер Америка. Это были не соревнования Мистер Америка, но тоже довольно хорошо.

«Национальный чемпион».

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЧЕМПИОН!»

Я посмотрел на кубки на столе. Один из них был мой.

Я улыбнулся и пожелал, чтобы Штайнер был здесь. Потом я понял, что он был тут.

«Спасибо Брэд», сказал я.

****

Это был первый из пяти национальных чемпионатов в жиме лежа. Я так же установил ряд рекордов чемпионатов и рекордов Америки в жиме лежа, а в одной организации я установил пару мировых рекордов. Мое последнее соревнование было в 1993 году и как и мое первое, оно было чемпионатом NASA среди Мастеров и Субмастеров по пауэрлифтингу и жиму лежа. Я выиграл в классе субмастеров в категории до 100 кг и установил рекорд чемпионата и рекорд Америки выжав 185 кг. После этого, я сосредоточил все свои усилия на написании книг и на тренинге типа «у себя в подвале», который я описал в этой книге.

Есть несколько пунктов, относительно всего вышесказанного, которые я хочу обсудить. Во-первых, я хочу обратить внимание на то, что все в этой книге действительно работает. Это не бесполезные домыслы диванного теоретика. Это вещи из реального мира, от парня, который доказал, что это работает бросив вызов и победив некоторых из лучших натуральных лифтеров в мире.

Во-вторых, я хочу, чтобы вы поняли, что моя история, это история, которую ТЫ можешь повторить. Может быть ты и не выиграешь национальный чемпионат и не установишь рекорда, но это не то, что имеет значение. Имеет значение то, что ТЫ можешь сделать то, что Штайнер сказал Я могу сделать. Он сказал, что я могу превзойти все свои ожидания. Ты тоже можешь. И я хочу, чтобы ты сделал это. Я в твоем углу, сражаюсь вместе с тобой за каждый сантиметр твоего пути. Я полностью уверен в твоих возможностях достичь тех целей, которые далеко превосходят все то, что ты можешь сейчас себе представить.

Кто-то однажды поверил в Штайнера. Штайнер поверил в меня. Я верю в тебя. Это то, как устроен мир. Настоящая красота Железной Игры в том, что она является живой традицией. У нее нет прошлого, нет настоящего, нет конца. Когда я тренируюсь в своем подвале, я тренируюсь с Джоном Дэвисом, Гарольдом Ансорджем, Кимом Вудом, Яном Дилинжером, Уильямом Хинберном, Регом Парком, Клайдом Энричем, Томму Коном, Артуром Саксоном, Джорджем Джоветтом, Бруно Саммартино, Майком Томсоном, Бобом Вэланом, Джоном Брукфилдом, Грегом Пикетом, Хью Кассиди, Полом Янгом, Док. Рэндалом Штроссеном, Морисом Джонсом, Томасом Инчем, Сигом Кляйном, Джоном Гримеком, Стивом Станко, Норбом Шемански, Бобом Пиплзом, Аполлоном, Луисом Сыром, Джозефом Хайзом, Луисом Абелем, Дугом Хепберном, Фредом Ховеллом, Уильямом Буном, Пири Райдером, Генри «Майло» Штайборном, Гарри Писчолом, Джоном МакКалумом, Георгом Гаккеншмидтом, Деннисом Вейзом, Дейвидом Хорном, Виком Боффом, Док. Кеном Ляйстнером, Клевио Массимо, Эрлом Лидерманом, Аланом Калвертом, Эдвардом Астоном, Бобом Хоффманом, Бредли Штайнером и многим другими.

Традиция передавалась из одного поколения в другое и будет передаваться будущим поколениям. Сейчас я передаю традицию каждому из вас.

Вместе с традицией, я передаю тебе свое горячее желание достичь великих и славных вершин в Железной Игре. У меня есть абсолютная и непоколебимая вера в тебя. Я ЗНАЮ что ты можешь сделать. Я ЗНАЮ чего ты можешь достичь.

За годы тренировок у тебя будут хорошие времена и плохие времена. Ты встретишься с победами и поражениями. У тебя будет масса болей, несчастных случаев и травм (надеюсь не серьезных!) и будут времена, когда ты захочешь выбросить полотенце.

Никогда не делай этого! Никогда не сдавайся.

Каждый из нас, каждый из динозавров прошлого, каждый из динозавров настоящего находится рядом с тобой, жмет, тянет, истекает кровью и потом вместе с тобой. Штайнер был со мной, когда я выиграл свой первый национальный чемпионат. Я буду с тобой день твоей победы.

ОЖИДАЙ успеха – потому что ты ДОСТИГНЕШЬ его!

Я желаю удачи, здоровья, силы и мощи каждому из вас. Я невероятно горд каждым из вас. Вы наследники богатой и прекрасной традиции. Используйте ее с умом.

Да благословит вас бог и удачи!

Успех не может быть гарантирован. Не существует безопасных битв.

~ Сэр Уинстон Черчиль

В битве жизни во внимание принимается не критик, не человек, указывающий как оступился сильный или где тот, кто делает дело мог бы сделать лучше. Заслуга принадлежит человеку, находящемуся на поле битвы. Чье лицо покрыто пылью, потом и кровь, кто отважно сражается, кто сбивается с пути снова и снова, потому что не бывает попыток без ошибок и изъянов, кто на самом деле борется за дело, кто испытывает великий энтузиазм, преданность, отдает себя стоящему делу, кто в лучшем случае по настоящему знает цену триумфа и высшего достижения, а в худшем, если он проиграет, по крайней мере проиграет пытаясь, таким образом его место никогда не будет с теми холодными и робкими душами, которые не испытали ни победы, ни поражения.

~ Теодор Рузвельт

<<< Предыдущая глава   Вернуться к оглавлению
вверх ]Перевод этой главы: Sergen и "Михалыч", с сайта www.ragethunder.h12.ru
РекламаРейтинг@Mail.ruRambler's Top100 Свернуть
© ATHLETE.RU 1999-2017